Весной этого года молодой швейцарец выпал из тура, и будущее его карьеры в снукере выглядело очень туманным, однако 23-летний спортсмен смог справиться со сложившейся ситуацией и получил новую двухлетнюю карту для участия в турнирах под эгидой World Snooker. 

- Александр, поздравляю тебя, ты прошёл через Q School, и теперь у тебя есть карта профессионала. Всё было очень плотно, тебе понадобился решающий фрейм, чтобы обыграть Питера Лайнса 4-3. И это был последний раунд третьего турнира. Был ли это самый напряжённый момент в твоей карьере?

- Вообще самое большое давление я ощущал в предыдущем матче, где моим соперником был Фан Сюнмань. Я проигрывал 1-3 и начал думать о том, на какую работу мне придётся устроиться в Швейцарии, если я не пройду дальше. Я реально начал паниковать. Если честно, я не знаю, чем бы я занялся, если бы не отобрался в тур через Q School. Каким-то образом мне удалось дойти до «контры» и сделать в ней брейк 80 очков. Дальше в поединке с Питером я был намного спокойнее, даже не могу объяснить почему.

Эти матчи и матчи на турнирах мэйн-тура – очень разные вещи. Если проигрываешь в Q School, то на это всё. Сезон для тебя закончен. Если бы я потерпел поражение, я бы долго анализировал всё и думал о том, что я упустил свой шанс. Вообще процесс отбора здесь очень жёсткий. Никому не пожелаю испытать подобное. Впрочем, я не собираюсь останавливаться на достигнутом: я сделаю всё, что в моих силах, чтобы закрепиться в туре. Нужно просто продолжать усердно работать.

- Есть ли что-то конкретное, что ты хочешь изменить в своих тренировках?

- Если я достойно выступлю на ближайших турнирах и заработаю немного денег, я куплю снукерный стол. На данный момент мне приходится тренироваться в клубах. Но ведь невозможно быть конкурентоспособным, играя на клубных столах! Мне легко адаптироваться к условиям турниров, потому что я выступаю в качестве профи уже два года. Однако при этом важно иметь хорошие условия для тренировок, это то, к чему я стремлюсь.

- Добраться до полуфинала English Open 2017 – это было что-то невероятное в твоём исполнении. Но потом почему-то твоя форма куда-то исчезла, и ты проиграл все матчи первого раунда, за исключением Shoot Out. Теперь, оглядываясь назад, что ты можешь сказать по этому поводу? Ты изменил подход к снукеру после того триумфа?

- Фишка в том, что после полуфинала в Барнсли я подумал, что я стал другим игроком. Всё ощущалось по-другому. И я упустил из виду тот факт, что всё, что я делал на этом турнире – это подходил ответственно к каждому удару и никуда не торопился. Я забыл про всю ту работу, которую я проделал, чтобы попасть в этот полуфинал. Я тупо предположил, что отныне оно так будет всегда. После проигрыша Кайрену Уилсону я сказал себе, что не хочу принимать этот результат как что-то само собой разумеющееся и я просто обязан достичь ещё чего-нибудь в ближайшие полгода. Но сложилось иначе. Я многое усвоил из этого опыта, и, надеюсь, в будущем я смогу лучше справляться с подобными ситуациями.

- Ты обыграл Шона Мёрфи на том English Open, а затем Ронни О’Салливана на Welsh Open в прошлом сезоне. Победы над грандами дают тебе дополнительную уверенность в собственных силах?

- Думаю, эти результаты просто подтвердили то, что я и так знал где-то в глубине души. Я понимаю, на что я способен за пределами снукерных арен. Даже более того: я чувствую, что способен выиграть целый турнир. Впрочем, когда ты находишься у стола перед объективами камер, это уже несколько иные ощущения. Выигрыши в матчах с Ронни и Шоном доказывают мне, что я могу побеждать и в серьёзных поединках, когда что-то важное стоит на кону. Пока не обыграешь топа, всегда сомневаешься в том, способен ли ты на это в принципе.

- Сейчас, когда у тебя есть карта мэйн-тура на два года, какова твоя главная цель? Попасть в топ-64 за эти 24 месяца?

- Честно говоря, моё мнение такое: если после очередных двух лет в туре я так и не попаду в 64 лучших по рейтингу, значит, я многие вещи делаю неправильно. Считаю, что мне нужно попасть в этот список уже к концу этого сезона. Хочется добиться чего-то более серьёзного. Конечно, я понимаю, что мне нужно много и усердно работать, чтобы достичь желаемого, но я буду очень стараться.