Легенда снукера Стивен Хендри честно рассказал о жертвах ради успеха в спорте в рубрике "Письмо своему молодому я" в газете Big Issue, сентябрьский номер которой на днях появился в продаже. Ранее были опубликованы отрывки беседы в электронной версии издания.

Я никогда не смотрел снукер по телевизору, но за две недели до своего 13-летия я получил игрушечный стол для снукера на Рождество. Моя мама увидела его в витрине магазина и спросила, что я думаю об этом как о рождественском подарке. У меня были велосипеды и футбольные мячи, а это было что-то другое. Мой дед был очень хорошим игроком, хотя он умер еще до моего рождения. Талант передался через поколение, и через пару недель я сделал 50 брейков. Даже когда я начал побеждать, это было все еще хобби для меня, я не думал о карьере в снукере.

Я бросил школу, не получив аттестат

Теперь я оглядываюсь назад и думаю, что если бы я не был хорош в снукере, чем бы я занимался? Я бросил школу, не получив аттестат. Хотя я не был худшим учеником, но я, определенно, не был и лучшим. У моего отца был фруктово-овощной бизнес с тремя магазинами, но я не уверен, что я стал бы продолжать его дело.

Когда я выиграл титул на чемпионате Шотландии среди любителей в возрасте 15 лет, я получил право участвовать в любительском чемпионате мира, в котором у меня были хорошие шансы на победу, чтобы стать профессионалом. В те дни нельзя было просто пойти в Q School и отправиться в профессиональный тур. Единственным выходом было – выиграть свой национальный чемпионат или чемпионат мира среди любителей. Я, мой отец и мой менеджер думали, что у нас не может быть другого шанса. Я дал интервью Daily Record, в котором заявил, что к 21 году я стану чемпионом мира [Хендри добился этого в 1990 году]. Частично это было бравадой, но это также ставило передо мной цель, потому что люди верили в мой талант.

У Шотландии не было успешных игроков в снукер, поэтому даже когда я выигрывал юношеские турниры, местные газеты сообщали об этом.

Я начал зарабатывать с 13 лет. Я купил всю свою одежду и все диски, которые хотел: U2, Simple Minds и Phil Collins. Даже будучи любителем, я мог получать по 500 фунтов за победу в турнире. Если учесть, что у меня не было каких-то затрат, то это было невероятно. Однако для моих родителей было странным то, что я такой независимый. У Шотландии не было успешных игроков в снукер, поэтому даже когда я выигрывал юношеские турниры, местные газеты писали об этом.

Правда, дома меня спускали с небес на землю. Мои мама и папа расстались, так что я жил с мамой и братом. Так что дома я был просто сыном мамы и старшим братом Кита. У нас не было какого-то фаворитизма, меня не возносили на пьедестал. Один из секретов моего успеха заключался в том, что я никогда не позволял таким мыслям лезть мне в голову.

Я видел огромное количество спившихся снукеристов. Я бы сказал молодому себе выбирать умеренность и, определенно, избегать наркотиков – из того, что я видел, это кажется до смеха простым.

Я бы сказал молодому себе, стараться быть самим собой. У меня был очень авторитетный менеджер. Иэн [Дойл – прим. ред.] позаботился обо всем. Это позволило мне сосредоточиться на игре в снукер, но это также позволило ему полностью доминировать в моей жизни: выбирать, какие костюмы я надену, с кем мне встретиться, говорить, когда я могу и не могу увидеть свою девушку. Он контролировал мою жизнь. Мне приходилось говорить себе, что без него я бы не достиг того, чего добился к тому моменту, но были времена, когда я обижался на то, что он заставлял меня делать.

Я смотрел на азартную игру Джимми Уайта, его пьянство и походы в ночные клубы и думал, что это выглядит очаровательно. Однако мой менеджер сказал: "Ты даже близко не будешь такое делать". Было много вещей, из-за которых можно было бы пойти по такому пути. Алекс Хиггинс боролся с алкоголизмом всю свою карьеру, но его пьянство не было веселым. Когда он пил, его было лучше избегать. Я видел огромную питьевую культуру. Я бы сказал своему молодому я выбирать умеренность и, определенно, избегать наркотиков – из того, что я видел, все это кажется до смешного легкими.

Мы со Стивом Дэвисом получили характеристику скучных машин-победителей без индивидуальности. Я взял пример со Стива Дэвиса. Он был доминирующим игроком того времени и полностью предан спорту. Он вел правильную жизнь, и все, чего он хотел, – это быть лучшим игроком в снукер в мире. Он не общался со мной, когда я начинал. Он вообще ни с кем не разговаривал. Мы мало пересекались, пока были на вершине, но у нас схожий путь: мы стали доминирующими снукеристами, нас ненавидели остальные, а на закате карьеры мы обрели популярность, потому что стали проигрывать.

Я бы сказал себе молодому быть более вдумчивым. Нужно быть очень эгоистичным, чтобы быть лучшим и оставаться лучшим, а я был номером один в течение восьми лет.

Я бы сказал себе молодому быть более вдумчивым. Нужно быть очень эгоистичным, чтобы быть лучшим и оставаться лучшим, а я был номером один в течение восьми лет.

Однако иногда я был чрезмерно эгоистичным, а временами я мог смягчиться. Поэтому я бы сказал, немного расслабьтесь, убедитесь, что другие люди в вашей жизни счастливы. Я не знаю, есть ли лучший способ достичь вершины, потому что я, возможно, не добился бы успеха, которого добился. Я знаю, это звучит довольно холодно, но это правда.

Одна из вещей, которыми я больше всего горжусь о своих сыновьях (у Хендри их двое, Блейн и Картер – прим. ред.), – это то, как они воспитаны и насколько они благодарны другим людям. Это так важно. Меня поражает, насколько грубыми могут быть некоторые люди, но я учился у моих родителей и Мэнди, моей бывшей жены, и я воспитал наших детей, чтобы они были очень вежливы и ценили людей.

Я никогда не подписывался под словами, будто британцам нравится спортивная слабость. Если бы Джимми Уайт выиграл чемпионат мира, он бы выиграл Sports Personality. Однако в финале его продолжали побеждать. По сей день люди спрашивают, чувствовал ли я себя виноватым, побеждая его, а я отвечаю, что нет. Я уверен, что он обменял бы свою популярность на титул чемпиона мира. Мне нравятся серийные победители. Михаэль Шумахер был доминирующим победителем в "Формуле-1", Роджер Федерер – в теннисе, я большой поклонник Тайгера Вудса. Люди, которые побеждают, а потом хотят побеждать снова и снова? Это то, что у меня было, и что я ценю в других людях.

В 16 лет мне и в голову не приходило мечтать выиграть семь титулов чемпионата мира. Я бы сказал себе молодому продолжать усердно работать, тогда одолеешь Стива Дэвиса, которого я считал богом снукера, и выиграешь больше мировых титулов, чем он, и станешь доминирующим игроком в течение 10 лет. Я уверен, что 16 –летний Стивен Хендри тогда сказал бы, что это бред и такое никогда не произойдет.

Я помню, как потратил 4000 фунтов на кожаную куртку Versace. Оглядываясь назад, ощущаю дрожь в спине.

Я бы сказал юному Хендри не тратить так много на одежду. Когда я выиграл свой первый крупный турнир, Rothmans Grand Prix [в 1987 году], я получил 80 тысяч фунтов. Я получил деньги и потратил 4000 фунтов на кожаную куртку Versace. Оглядываясь назад, ощущаю дрожь в спине.

Каждый день кто-то спрашивает, кто победил бы: я или Ронни О'Салливан, если бы оба находились на пике формы. Это была бы очень тесная борьба. Ронни более талантлив, я никогда не мог играть левой, и способ, которым он продолжает переключаться, невероятен. Однако в мой день я бы победил его. Может быть, это умственная стойкость, но я бы настроил себя, чтобы победить любого игрока.